Благотворительная деятельность рода Демидовыхъ.


21-ro января текущаго года скончался въ Одессе, на 47 году, почетный попечитель ярославскаго Демидовскаго лицея, Александръ Павловичъ Демидовъ. Покойный носилъ это званiе съ 31-го января 1866 года, состоя, вместе съ темъ, и предводителемъ дворянства Аккерманскаго уезда, въ которомъ владелъ обширною вотчиною и богатыми виноградниками.
Попечительство покойнаго надъ ярославскимъ Демидовскимъ лицеемъ, а, также и благотворительность его, были продолженieмъ и осуществленiемъ преданiй рода Демидовыхъ, который выдается не одними богатствами, но и своими заслугами въ деле развития русскаго горнаго дела, покровительства просвещенiю и самой обширной и разносторонней благотворительности. Этихъ заслугъ Демидовыхъ не следуетъ забывать.
Родъ Демидовыхъ появляется одновременно съ Меньшиковыми, Паниными, Шафировыми и другими, во времена Петра I; но предки Демидовыхъ были известны и ранее; такъ, Демидъ Григорьевичъ Антуфьевъ справлялъ службу по рудознатному делу, а также пушечному и самопальному въ Туле, еще при Феодоре Алексеевиче, когда Антуфьевъ отъ прибыльныхъ трудовъ своихъ прiобрелъ хорошiй достатокъ и уже имелъ въ Служецкой слободе дворъ и домъ.
Демидъ Григорьевичъ занимался рудознатнымъ и литейнымъ деломъ въ техъ небольшихъ размерахъ, которые установились на Руси еще при Iоанне III и понемногу расширились въ последующiя царствования, до Алексея Михайловича включительно. Но при Петре I, когда онъ сближенiемъ съ Западомъ и великою северною войною решилъ создать Россiи новое всемiрно-историческое положенiе, добываемыхъ изъ нашихъ рудниковъ, железа и меди оказалось недостаточно, такъ что приходилось переливать церковные колокола въ пушки. Въ эту-то трудную для государства годину, сынъ Демида Антуфьева - тулянинъ Никита, оказалъ важныя услуги Царю значительнымъ расширенiемъ горнаго дела и металлическаго производства близъ Тулы и на Урале. Петру I этотъ русскiй « рудознатецъ » и горнозаводчикъ сталъ известенъ лично, какъ человекъ, который можетъ постоять « противъ немца », и для самаго Петра, по его заказу, сделалъ 300 аллебардъ. При начале северной войны, когда свейское (шведское) железо не привозилось къ намъ, когда заграничное оружiе сильно повысилось въ цене, Никита Демидовичъ поставлялъ Царю ружья по 1 р. 80 к. за штуку, тогда какъ немецкiя стоили по 15 рублей. Петръ отыскалъ этого русскаго деятеля на его родине, поцеловалъ его, наградилъ подаркомъ и сказалъ: «Постарайся, Демидычъ, распространитъ свою фабрику; я не оставлю тебя». Ему были пожалованы рудныя земли близъ Тулы, на Малиновой Щегловской засеке. Но и при энергичной работе съ вододействующими машинами, тульской руды оказалось мало для выработки Демидовымъ оружiя для армии: его тянуло на девственный и богатый всевозможными рудами Уралъ. Царь, грамотою 1702 года, отдалъ Демидову горные заводы на Нейве и Тагиле, съ лесами и землями и знаменитой горою Магнитною. Здесь-то Никита Демидовъ и сынъ его Акинфiй развили и упрочили на Руси целую отрасль государственнаго хозяйства - горнозаводство. Довольствуясь половиннымъ платежемъ, сравнительно съ другими заводчиками, они изготовляютъ для Петра I, неуступавшее заграничному, русское оружiе: приготовляютъ сабли, аллебарды, фузеи, багинеты, пистоли, льютъ пушки, бомбы и гранаты. Демидовскими бомбами Петръ громитъ шведскую армiю подъ Полтавой. Во все время северной войны, демидовское железо и оружiе повсюду делаютъ свое дело. При постройке Петербурга, Демидовы по дешевой цене поставляютъ железо, вместе съ кирпичемъ и лесомъ. Изъ делъ, хранящихся въ Адмиралтействъ-Совете, видно, что Демидовымъ доставленъ кирпичъ для постройки зданiй академiи наукъ, а князю Меньшикову отпускалось изъ казны демидовское железо, когда строили домъ его на Васильевскомъ острове. Скоро закипела работа надъ сооруженiемъ флота въ водахъ Балтiйскаго моря. Демидовъ привозитъ въ С.-Петербургь и Ревель корабельный лесъ, якоря, цепи и пушки. Возводятся укрепленiя на острове Котлине, - отъ Демидова требуютъ железо; украшается Петергофъ фонтанами, - Демидовъ, какъ верноподданный, доставляетъ «фонтанныя» трубы . Въ 1715 году, Демидовъ подноситъ Императрице Екатерине I, при рожденiи ею Сына, царевича Петра Петровича, на зубокъ, кроме множества золотыхъ вещей, найденныхъ въ сибирскихъ курганахъ, сто тысячъ рублей, - ценность, въ тогдашнее время, чрезвычайно значительную, равняющуюся теперь миллiону рублей серебромъ.
Само собою понятно, что Никита своими заслугами прiобрелъ себе достойное место въ славной стае птенцовъ Петровыхъ. Подобно тому, какъ некогда промысловые люди Строгановы своими заслугами прiобрели по праву дворянское достоинство, такъ и Демидовы проложили себе путь въ ряды первенствующаго въ государстве сословiя. Какь высоко ценилъ генiальный Монархъ заслуги Никиты Демидова, видно изъ того, что онъ хотелъ, еще при жизни горнозаводчика, вылитъ изъ меди его статую и поставить на одной изъ площадей въ Петербурге « в вечную его память». Знаки Монаршаго благоволенiя не разъ сыпались на Никиту Демидова: то Государь шлетъ ему свой портретъ съ Кавказа и говоритъ въ письме изъ Кизляра: « Демидовъ! А заехалъ въ зело горячую сторону. Велитъ ли Богъ видеться? Сего ради посылаю къ тебе мою персону. Лей больше пушкарскихъ снарядовъ и отыскивай по обещанiю серебряную руду ». Жаловалъ царь Демидову и серебряные кубки, изъ которыхъ одинъ, голландской работы, сохранился до настоящаго времени у одного изъ его потомковъ.
Хорошо, если бы у тебя было,-- сказалъ однажды Петру I генералъ-адмиралъ графъ Апраксинъ, - человекь десятка два такихъ, каковъ Демидовъ ». « Я счастливымъ бы себя почелъ, - отвечалъ Государь, - если бы имелъ несколько такихъ отличныхъ людей ».
Никита Демидовъ, родившiйся въ 1656 году, умеръ, возвратившись съ Урала на родину, въ одинъ годъ съ Петромъ I (1725), и погребенъ въ Туле, близь старой деревянной Никольской церкви, что на Оружейной стороне, позади нынешняго большаго демидовскаго храма, - вероятно рядомъ съ отцомъ своимъ, Демидомъ Антуфьевымъ.
Никита Демидовъ оставилъ своему сыну Акинфiю и его потомкамъ огромное состоянiе. Но нажитое умомъ, трудомъ и милостью Царскою, оно для рода Демидовыхъ послужило источникомъ обширнаго истинно-меценатскаго покровительства русскому просвещенiю и разнообразной благотворительности.
На двухъ мраморныхъ доскахъ, украшающихъ прекрасную актовую залу московскаго университета, старейшаго разсадника русскаго просвещенiя, золотыми буквами начертаны имена и фамилiи благотворителей. Здесь, на одной доске, въ числе первыхъ именъ, начертано: Прокофiй, Григорiй и Никита Акинфiевичи Демидовы. Прокофiй Акинфiевичъ записанъ особенно. Эти внуки Никиты - дети Акинфiя, открывшаго серебро на Урале, при самомъ основанiи московскаго университета, въ 1755 году, подарили ему 13.000 рублей и чрезъ два года еще 8.000 рублей. Кроме этой суммы, наследники Акинфiя пожертвовали университету минералогическiй кабинетъ. Акинфiй прiобрелъ кабинетъ въ Фрейберге, въ Саксонiи, и оттуда вывезъ его въ С.-Петербургъ, а потомъ въ Сибирь. Кабинетъ обогатился въ Сибири еще местными минералами и оттуда доставленъ въ С.-Петербургъ. Тогда наследники владельца, уже умершаго, предложили И. И. Шувалову драгоценное собранiе безвозмездно для московскаго университета, и оно, въ 1759 году, было перевезено въ Москву. Судя по сохранившемуся числовому инвентарю, минералогическое собранiе простиралось до 6.000 предметовъ.
Прокофiй Акинфiевичъ, родившiйся въ 1710 году, известный своими оригинальными выходками, былъ человекомъ сердечнымъ. Бецкiй писалъ, что современники называли его «добрымъ гражданиномъ». Онъ громадными пожертвованiями на московскiй и с.-петербургскiй воспитательные домы и въ другiя учрежденiя вписалъ свое имя въ исторiю благотворительности неизгладимыми чертами.
При учрежденiи въ Москве въ 1763 году, воспитательнаго дома, братья Прокофiя - Никита и Григорiй сделали денежные вклады для основания этого дома. Потомъ Прокофiй Демидовъ передалъ опекунскому совету воспитательнаго дома взысканiе по своимъ векселямъ съ князя Оболенскаго, за что Демидовъ уступалъ 3 % въ пользу воспитательнаго дома. Процессъ былъ выигранъ. Пожертвованные Демидовымъ проценты составили сумму въ 20.000 рублей. После этого Демидовъ принесъ въ даръ воспитательному дому значительное свое собранiе древнихъ монетъ. Побывавъ за границей и ознакомившись тамъ съ сиропитательными заведенiями, онъ, вернувшись въ Россiю, изложилъ, въ письме къ Бецкому, свои благотворительныя намеренiя, съ желанiемъ иметь о несчастныхъ детяхъ попеченiе. Онъ пожертвовалъ воспитательному дому капиталъ въ 100.000 рублей и обещалъ окончить своими средствами постройку въ Москве, начатаго Бецкимъ, грандiознаго центральнаго каменнаго зданiя (корделожи), что и было исполнено.
Бецкiй, въ 1770 году, поднесъ Екатерине II докладъ о разрешенiи открыть и въ С.-Петербурге сиропитательное отделенiе московскаго воспитательнаго дома, на что и было, 15-го марта, дано согласие Государыни; когда, 6-го сентября 1770 года, производилась закладка здания для этого учрежденiя, Прокофiемъ Демидовымъ было пожертвовано для этой цели 20.000 рублей. На этотъ капиталъ было основано, по мысли Бецкаго, въ 1771 году, родовспомогательное заведенiе, съ целью призренiя бедныхъ беременныхъ женщинъ и роженицъ. Оно съ 1864 г. помещается въ особомъ зданiи на Надеждинской улице.
Кроме того, Прокофiй Акинфiевичъ подалъ мысль Бецкому учредить при московскомъ воспитательномъ доме ссудную казну, изъ которой бы нуждающiеся могли занимать деньги за незначительные проценты подъ залогъ своего имущества, и темъ избавлялись бы отъ грабежа ростовщиковъ. На это учреждение Прокофiй Демидовъ внесъ крупный капиталъ.
Наконецъ, онъ пожелалъ учредить, подъ веденiемъ воспитательнаго дома, коммерческое училище для воспитанiя купеческихъ детей, такъ какъ купеческiе сыновья того времени не получали никакого образованiя, и на это заведенiе пожертвовалъ вечный капиталъ въ 205.000 рублей, проценты съ котораго должны были идти на воспитанiе ста мальчиковъ изъ купеческихъ детей. Эта школа, открытая въ 1772 году, въ зданiи московскаго воспитательнаго дома, по желанiю Императрицы Марiи Феодоровны, въ 1798 году, была переведена въ С.-Петербургъ. 18-го декабря 1872 года коммерческое училище праздновало свой столетнiй юбилей. Сумма всехъ благотворительныхъ пожертвованiй Прокофiя Демидова воспитательному дому доходила до 1.107.000 рублей, за что онъ, не имея никакого чина, произведенъ Императрицею Екатериною II прямо въ действительные статскiе советники, и, въ память открытiя коммерческаго училища въ Москве, въ честь Демидова выбита медаль. Кроме того, Прокофiю Демидову была поднесена медаль при следующемъ адресе: « Императорскiй московскiй воспитательный домъ есть домъ милосердiя и человеколюбiя христiанскаго. Учрежденный въ немъ опекунскiй советъ, за первый долгъ себе почитаетъ прославить въ свете, сколько возможно, неувядаемымъ знакомъ сiю Монархини нашей щедроту. И для того, за оказываемыя и вами дому сему благодеянiя, въ знакъ своего признанiя, подноситъ вамъ медаль, изображающую Ея Величества теплую веру въ Бога и къ сиротамъ милосердное призренiе ».
Бецкiй, высоко ценившiй пожертвованiя Демидова, заказалъ сделать портретъ его масляными красками и украсилъ имъ залъ московскаго воспитательнаго дома. Подобный же портретъ его во весь ростъ украшаетъ актовую залу коммерческаго училища въ С.-Петербурге.
Независимо отъ перечисленныхъ пожертвованiй, Прокофiй Акинфiевичъ, въ 1779 году, 11-го января, накануне дня празднованiя учрежденiя московскаго университета, при письме на имя Шувалова, прислалъ 10.000 рублей университету, и въ томъ же году, iюня 30, когда университетъ праздновалъ актъ свой, въ присутствiи перваго своего учредителя Шувалова, и одинъ изъ студентовъ-пансiонеровъ сказалъ жертвователю благодарственное приветствiе, Прокофiй Акинфiевичъ прислалъ къ Шувалову еще 10.000 рублей. Сумма, пожертвованная Демидовымъ, подъ названiемъ « Демидовскаго пансiона », внесена въ московскiй банкъ, съ темъ, чтобы на проценты могли содержаться въ университете шесть студентовъ. Кроме этихъ пожертвованiй, Прокофiй Акинфiевичъ пожертвовалъ въ главное народное училище въ Москве 5.000 рублей.
14-го ноября 1786 года хоронили Прокофiя Акинфiевича въ Москве. Университетъ прислалъ своихъ питомцевъ къ гробу усопшаго. Непритворное усердiе и благодарность, обнаруженныя ими при обряде погребенiя, обратили на себя вниманiе родственниковъ покойнаго. Братъ, супруга, дети и все родные выразили чрезъ газеты свою благодарность и начальству университета, и его питомцамъ. Супруга Прокофiя Акинфiевича, Татьяна Васильевна, урожденная княжна Мещерская, и сыновья его, Акакiй, Левъ и Аммосъ, въ 1789 году, подарили университету тотъ знаменитый гербарiй, который Демидовъ самъ собиралъ съ необыкновеннымъ старанiемь, и также некоторую часть его библiотеки.
Родной братъ Прокофiя, Никита Акинфiевичъ, долго путешествовавшiй за границей, бывшiй въ переписке съ Вольтеромъ, много покровительствовалъ художествамъ. Въ 1779 году, онъ учредилъ при академiи художествъ премiю - медаль за успехъ въ механике. Въ томъ же году, Никита Акинфiевичъ пожертвовалъ, для строившихся въ Москве университетскихъ зданiй, 5.500 листовъ аршиннаго кровельнаго железа, а въ 1781 году прислалъ еще 800 пудовъ связнаго железа, для укрепленiя стенъ университетскихъ домовъ.
Такова благотворительная деятельность Демидовыхъ въ прошломъ ХVIII столетiи. « Вотъ те блаженныя времена, – говоритъ князь Васильчиковъ въ своемъ изследованiи « Семейство Разумовскихъ », – « когда Шереметевы строили страннопрiимные дома, Куракины – богадельни, Голицыны – больницы, Демидовы осыпали золотомъ юный московскiй университетъ и только что созданный Екатериною воспитательный домъ ».
ХIХ столетiе представляетъ также немало свидетельствъ того, сколько добра делалъ родъ Демидовыхъ въ Россiи и для удовлетворенiя православно-религiозныхъ потребностей, и для русскаго просвещенiя, и для помощи нуждающимся.
Когда въ начале 1803 г., после учрежденiя въ 1802 г. Министерства Народнаго Просвещенiя, Россiя была разделена на учебные округи и Правительство обратилось съ призывомъ къ « патрiотамъ » содействовать благу отечественнаго просвещенiя, племянникъ Прокофiя и Никиты Демидовыхъ, ярославскiй землевладелецъ Павель Григорьевичъ Демидовъ, одинъ изъ первыхъ откликнулся на зовъ Правительства. Въ 1803 г. онъ пожертвовалъ на учрежденiе въ Ярославле Демидовскаго высшихъ наукъ училища 3.578 крестьянскихъ душъ, платившихь оброку по 10 руб. въ годъ, и деньгами 120.000 рублей. Одновременно Павель Григорьевичъ пожертвовалъ для предназначенныхъ къ открытiю университетовъ кiевскаго и тобольскаго въ Сибири 100.000 руб. (При закладке сибирскаго университета въ Томске въ 1880 г., демидовское пожертвованiе въ 50.000 руб. достигло 150.000 рублей. За это давнее пожертвованiе, 10-го января 1878 г., Высочайше повелено поставить въ актовой зале университета портретъ жертвователя). Московскому университету онъ принесъ въ даръ также 100.000 руб., вместе съ редкою коллекцiей, состоявшей изъ предметовъ естественной исторiи, монетъ, антиковъ, картинъ и библiотеки, оцененныхъ въ то время въ 300.000 рублей.
П. Г. Демидовъ, за свои пожертвованiя, былъ удостоенъ и особенныхъ наградъ: будучи въ 1803 г. статскимъ советникомъ, онъ пожалованъ орденомъ св. Владимира первой степени; затемъ, Государь повелелъ: « выбить золотую медаль съ изображенiемъ на одной стороне лица Демидова, а на другой поставить приличную надпись, означающую его действiя. И таковую медаль, какъ залогъ общей признательности, вручить ему, Демидову въ Москве, въ общемъ Правительствующаго Сената собранiи ».
Въ мае 1806 года Павелъ Григорьевичъ принесъ московскому университету новый даръ – минцъ-кабинетъ изъ несколькихъ тысячь монетъ и медалей. Особенно замечательна была въ этомъ кабинете коллекцiя шведскихъ монетъ, начиная съ самыхъ древнихъ временъ до новейшихъ; подобной коллекцiи не имелось и въ самой Швецiи. Въ 1817 году, после закладки въ Москве, на Воробьевыхъ горахъ, въ присутствiи Императора Александра I, по проекту Витберга, храма Христа Спасителя, онъ представилъ Императору двести одиннадцать имперiаловъ для сооруженiя на эту сумму изъ чистаго золота напрестольнаго креста лучшей работы, обещаясь за работу заплатить особо. Независимо отъ перечисленныхъ пожертвованiй, Павелъ Григорьевичъ пожертвовалъ, для покупки дома института благородныхъ девицъ въ Харькове, 22.000 руб. До самой своей смерти (1821 г.), несмотря на маститыя лета (83 года), онъ отечески заботился о своемъ училище въ Ярославле, подробно входя во все его нужды и облегчая ихъ своими пожертвованiями. По соизволенiю Императора Николая Павловича, старшiй потомокъ рода Павла Григорьевича съ 24-го августа 1848 г. состоитъ почетнымъ попечителемъ Демидовскаго лицея. Дворянство Ярославской губернiи воздвигло Павлу Григорьевичу Демидову памятникъ въ Ярославле въ ознаменованiе признательности своей къ пожертвованiямъ его на учреждение училища высшихъ наукъ.
Двоюродный братъ Павла Григорьевича, Николай Никитичъ, родившiйся въ 1773 г., женатый на баронессе Строгановой, и скончавшiйся въ 1828 г. во Флоренцiи, где былъ посланникомъ, – несмотря на долговременное пребыванiе за границею, остался въ душе добрымъ русскимъ человекомъ и патрiотомъ. Именнымъ указомъ Императрицы Екатерины II, въ 1780 г. онъ былъ назначенъ флигель-адьютантомъ и состоялъ при князе Потемкине-Таврическомъ въ действовавшей против турокъ армiи, въ Бессарабiи. Есть указанiя, что Николай Никитичъ на свой счетъ построилъ фрегатъ на Черномъ море. Человекъ религiозный, онъ во многихъ своихъ вотчинахъ устроилъ каменные храмы. Въ селе Будакахъ построенный имъ каменный храмъ – украсить и освятить выпало на долю наследниковъ. Для церкви Нижне-Тагильскаго завода, въ которомъ находятся два замечательныхъ престола, устроенные изъ кубическихъ магнитовъ, онъ пожертвовалъ богатейшiе сосуды изъ чистаго золота, украшенные бриллiантами и другими драгоценными каменьями, ценою въ 45.000 руб. Николай Никитичъ въ особенности любилъ снабжать священно-служителей богатыми облаченiями, какихъ немало ежегодно изготовлялось въ С.Петербурге, причемъ, по указанiю жертвователя, ризы разсылались въ разные храмы.
О благотворительной деятельности Николая Никитича свидетельствуютъ еще следующiе факты. Въ 1807 г. онъ получилъ благодарность Императрицы Марiи Феодоровны за пожертвованiе своего каменнаго дома въ Гатчине въ пользу гатчинскаго сельскаго воспитательнаго дома. После молебствiя въ Москве, въ Успенскомъ соборе, 12-го iюля 1812 г., совершоннаго въ присутствии Императора Александра Павловича, Николай Никитичъ и графъ Мамоновъ обязались на свой счетъ собрать два полка, которые и содержали до конца войны съ французами. Одинъ изъ этихъ полковъ назывался « демидовскимъ ». Въ 1813 году Николай Никитичъ пожертвовалъ для возобновлявшагося, по истребленiи пожаромъ 1812 года, московскаго университета богатое собрание естественныхъ редкостей, за что университетъ избралъ жертвователя своимъ членомъ. Имя Николая Никитича, какъ жертвователя московскому университету, записано на одной изъ досокъ, находящихся въ актовой зале, вместе съ именемъ его брата Павла Григорьевича. Въ 1819 году Николай Никитичъ внесъ 100.000 рублей въ комитетъ Высочайше учрежденный въ пользу инвалидовъ. Тотчасъ по полученiи известiй о бедствiяхъ, причиненныхъ жителямъ С.-Петербурга наводненiемъ 1824 года, онъ внесъ въ комитетъ, подававшiй имъ помощь, 50.000 рублей. Въ 1825 году онъ подарилъ свой обширный домъ въ Москве, въ приходе церкви Вознесенiя Господня, что на Гороховомъ поле, для помещенiя въ немъ дома трудолюбiя (впоследствiи Елисаветинскiй институтъ) и, по ходатайству Императрицы Александры Феодоровны, быль награжденъ орденомъ св. Владимiра 2-й степени. После того, узнавъ, что, для приспособленiя дома, нужны значительныя средства, поднесъ Императрице 100.000 р., за что удостоился получить отъ Ея Величества табакерку съ портретомъ Государыни (эта табакерка, отправленная во Флоренцiю, не застала въ живыхъ Николая Никитича). Въ 1827 году, на заводахъ Демидова былъ найденъ необычайный самородокъ платины, весомъ 10 фунт. 54 зол. Находку эту Николай Никитичъ поднесъ чрезъ Министра Финансовъ Императору Николаю I, за что получилъ богатую табакерку съ портретомъ Его Величества.
Благотворительная деятельность рода Демидовыхъ, посвященная своему Отечеству, въ лице Николая Никитича, перешла даже за границу и тамъ вызывала, какъ и въ Россiи, вообще, удивленiе къ доброте русскаго сердца. Онъ основалъ въ своемъ дворце, въ которомъ жилъ во время пребыванiя во Флоренцiи, домъ для призренiя престарелыхъ и сиротъ и назначилъ значительную сумму на содержанiе его. Противъ огромнаго зданiя ему воздвигнутъ монументъ колоссальныхъ размеровъ, возвышающiйся на набережной реки Арно за « Ponte delle grazie » на площади, получившей названiе «Piazza Demidoff».
Дети Николая Никитича, Павелъ и Анатолiй Николаевичи, не погасили въ своемъ сердце светоча благотворительности. Они были отзывчивы ко всему хорошему, къ успехамъ въ науке и искусствахъ и, особенно, ко всякимъ страданiямъ человечества.
Въ апреле 1831 года Павелъ Николаевичъ, желая содействовать преуспеянiю наукъ, словесности и промышленности въ Россiи, учредилъ при Императорской академiи наукъ « Демидовскiя премии » за лучшiя ученыя сочиненiя на русскомъ языке, для чего жертвовалъ ежегодно до своей кончины (1840 г.), и, согласно последней воле, еще по смерти, въ теченiе 25 летъ до 1867 года, двадцать тысячъ рублей банковыми ассигнациями (5.714 серебряныхъ рублей). Замечательна его деятельность въ Курске въ должности губернатора. Въ 1831 году, во время холеры, онъ устроилъ въ городе на свой счетъ четыре больницы, пожертвовалъ беднымъ жителямъ города 10.000 рублей, а жителямъ подгородныхъ слободъ 3.000 рублей. Въ 1834 году имъ воздвигнутъ въ Курске памятникъ поэту Богдановичу.
Брат Павла Николаевича, Анатолiй Николаевичъ, женатый на родной племяннице Наполеона I, графине Матильде де - Монфоръ, въ тридцатыхъ годахъ основалъ въ С.-Петербурге, по примеру существовавшихъ уже во Францiи Ateliers de Charite и въ Германiи Arbeits-Hauser, домъ трудолюбия, названный « Демидовскiй домъ призренiя трудящихся ». Общая сумма всехъ денежныхъ пожертвованiй его на этотъ домъ, съ основанiя заведенiя и по день смерти основателя (1870 г.), равнялась 612.000 рублей. Кроме того, Анатолй Николаевичъ завещалъ своимъ наследникамъ выдавать ежегодно по 7.000 руб. на содержанiе въ «отделенiи воспитанницъ» 40 стипендiатокъ его имени и по 2.000 руб. на содержанiе церковнаго причта и на поддержку заведенiя вообще. Независимо отъ этого, контора наследниковъ Демидова ежегодно уплачиваетъ Демидовскому дому по 3.428 руб., въ виде процентовъ отъ первоначально пожертвованнаго Анатолiемъ Николаевичемъ неприкосновеннаго капитала въ 5.714 руб., или 300.000 на ассигнации. Онъ же, вместе съ братомъ Павломъ Николаевичемъ, сделалъ крупный вкладъ на основанiе Николаевской детской больницы въ С.-Петербурге, попечителемъ которой онъ состоялъ съ 1839 г. Следуетъ сказать здесь, что картина «Последнiй день Помпеи», украшающая Императорскiй Эрмитажъ, написана Брюловымъ по заказу Анатолiя Николаевича.
Продолжателемъ благотворительной деятельности Анатолия Николаевича и его предковъ явился его племянникъ Павелъ Павловичъ, сынъ Павла Николаевича и Авроры Карловны, урожденной Шернваль, унаследовавшiй благотворительность своихъ родителей, ихъ любовь къ изящному, и получившiй блестящее образованiе. Его сердечная доброта выражалась помощью каждому, обращавшемуся къ нему, или отысканному имъ въ тюрьмахъ, больницахъ и притонахъ нищеты. Какъ бывшiй воспитанникь с.-петербургскаго университета, Павелъ Павловичъ ежегодно давалъ университету 3.000 руб. на приготовление молодыхъ людей къ получению высшихъ ученыхъ степеней по разряду административныхъ наукъ. Въ бытность свою кiевскимъ городскимъ головою, онъ пожертвовалъ на стипендiи при медицинскомъ факультете университета св. Владимiра имени Великой Княгини Марiи Александровны Герцогини Эдинбургской 25.000 рублей. Во время турецкой войны 1877 – 1878 гг. Павелъ Павловичъ былъ чрезвычайнымъ уполномоченнымъ отъ общества «Краснаго Креста» и тоже не щадилъ денегъ. Въ Бозе почивающiй Императоръ Александръ II, 31-го марта 1879 года, письменно выразилъ желанiе, чтобы Павелъ Павловичъ принялъ на себя званiе попечителя Демидовскаго дома призренiя трудящихся, основаннаго его дядей. Павелъ Павловичъ управлялъ этимъ заведенiемъ 5 с половиной летъ, по день своей кончины, последовавшей 14-го января 1885 года (2-го iюня 1872 года егермейстеру Павлу Павловичу Высочайше разрешено принять пожалованный ему Королемъ Итальянскимъ титулъ князя Санъ-Донато, который (непризнанный въ Россiи) имелъ дядя его Анатолiй Николаевичь). Россiя, Францiя и Италiя знаютъ его, какъ щедраго благотворителя.
Въ настоящее время прямыми потомками этихъ благотворителей являются: дети умершаго Павла Павловича Демидова князя Санъ-Донато – камеръ-юнкеръ Двора Его Величества Елимъ Павловичъ Демидовъ, попечитель Николаевской детской больницы въ С.-Петербурге и Демидовскаго дома, Анатолiй и Павелъ Павловичи, Аврора Павловна замужемъ за светлейшимъ княземъ Арсенiемъ Александровичемъ Карагеоргiевичемъ и Марiя и Елена Павловны; дети скончавшагося Александра Павловича – корнетъ кавалергардскаго Ея Величества полка Павелъ Александровичъ Демидовъ, попечитель Демидовскаго лицея въ Ярославле, Софiя, Марiя и Елена Александровны; генералъ-лейтенантъ светлейшiй князь Николай Петровичъ Лопухинъ-Демидовъ; у него сыновья: Левъ и Александръ Николаевичи Демидовы и дочери: фрейлины Ея Величества Елисавета и Вера Николаевны Демидовы.
Из книги "Благотворительная деятельность рода Демидовых"
//Составил С.В.Назаревскiй, С.-Петербургъ, 1893